Дорога покажет

9 апреля в Южной Осетии прошло голосование, на котором жители республики выбрали нового президента, обещающего им скорое вхождение республики в Россию. "Власть" выяснила, почему Южная Осетия не сможет повторить судьбу Крыма, как меняется политика России в Закавказье и зачем Сергей Лавров едет с официальным визитом в Абхазию.

Дорога покажет«Цены у нас как в Москве, а зарплаты в разы меньше»

Президентские выборы в Южной Осетии завершились поражением действующего президента Леонида Тибилова и победой его соперника, спикера парламента республики Анатолия Бибилова. Пять лет при Тибилове Южная Осетия жила в относительной тишине и покое — здесь даже называют это время эпохой стабильности. "Если сравнивать Тибилова с его предшественником Эдуардом Кокойты, то, конечно, разница огромная: сейчас в республике спокойнее, людей не похищают, не сажают, никто ни на кого не нападает, инакомыслящих не бьют,— отмечает преподаватель кафедры политологии и социологии Юго-Осетинского госуниверситета Дина Алборова.— И конечно, Тибилов хорошо занимался восстановлением республики, Цхинвал стал похож на город. Но я не могу назвать это эпохой стабильности, потому что люди в нашей республике по-прежнему не живут, а выживают. Рабочие места практически не создаются; открыто всего несколько частных предприятий, но на деньги российских инвесторов; местные предприниматели не поддерживаются. У нас есть целое министерство сельского хозяйства, но наш рынок не насыщен собственной продукцией, мы живем на импорте, ввозим все вплоть до петрушки.

Поэтому цены у нас, как в Москве, а зарплаты в разы меньше. Когда рубль упал, стало совсем тяжело. Многие жители республики жалуются на кумовство, на то, что строительные подряды раздаются только «своим»».

По словам эксперта, в последние годы власти Южной Осетии не работали над международным признанием, над налаживанием связей — напротив, республика стала закрываться от внешнего мира: "Мы изолированы от мира. Выехать куда-то за границу на семинар стало очень сложно — КГБ намекает: если поедешь, будут проблемы на работе. А с работой стало очень туго, поэтому люди держатся за нее из последних сил".

Собеседница "Власти" отмечает и недовольство избирателей качеством медицинского обслуживания, уровнем образования: "Зарплаты у врачей и учителей мизерные, у нас нехватка кадров, не хватает современного оборудования и специалистов, которые на нем бы работали. Да, мы понимаем, что 90% нашего бюджета — это российские транши. Поэтому и надо развивать свою экономику, чтобы наши специалисты получали достойную оплату своего труда. Но, пока к власти не придут люди, дети которых здесь живут постоянно, ничего не изменится. Только для своих детей человек готов и уровень образования поднимать, и уровень медицины, и создавать условия для работы и досуга".

Новому президенту будет непросто оправдать ожидания избирателей, особенно если учесть, что никакой программы, которая обещала бы улучшить социально-экономическое положение жителей Южной Осетии, у Анатолия Бибилова не было. Его победа связана в первую очередь с настойчивой идеей о необходимости скорейшего вхождения Южной Осетии в Россию. Эту идею политик транслирует давно, и однажды она уже помогла ему одержать победу на парламентских выборах.

Избиратель верит, что с таким президентом вхождение республики в РФ пройдет быстрее, а значит, и социально-экономические проблемы, связанные с изоляцией региона, тоже решатся.

Однако реализовать свою идею новому президенту Южной Осетии вряд ли удастся, потому что в этом не заинтересована Москва.

«России нужен транзит, но он невозможен без выполнения условий этого соглашения»

Кроме перспективы обострения отношений с международным сообществом интеграция Южной Осетии в Россию грозит полным разрывом отношений между Россией и Грузией. А сегодня от этих отношений зависит судьба единственного геополитического партнера России на Южном Кавказе — Армении.

Недавно глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что к лету 2017 года откроется железная дорога Баку--Тбилиси--Карс, которую называют альтернативным окном в Турцию и которая дает ряд преимуществ странам региона — всем, кроме Армении. Ереван по-прежнему остается в изоляции, что влияет на экономику страны и качество ее связей с Евразийским экономическим союзом. Единственный сухопутный транспортный коридор, соединяющий сегодня Россию и Армению, проходит по Военно-Грузинской дороге через пограничный пункт Верхний Ларс. Пропускная способность этой горной дороги невысокая, периодически на трассу сходят лавины или селевые потоки, что парализует движение на дни, а порой и недели.

Дорога покажетДля России дорога в Армению важна не только с точки зрения экономической поддержки партнера. В Армении расположены российские военные базы, которые нуждаются в постоянном снабжении. Зависимость военного присутствия России в регионе от капризной горной трассы не может не беспокоить Кремль, особенно в свете интенсивного сотрудничества Тбилиси с НАТО и регулярных учений альянса в Грузии.

В этом году у автомобильного маршрута через Верхний Ларс появилась долгожданная альтернатива — международное железнодорожно-паромное сообщение по морскому маршруту порт Кавказ--Поти. Этот проект пытались запустить с 2005 года, но только 2 марта первая партия грузов прибыла в Армению таким образом. Пропускная способность маршрута не так высока, как этого требует бесперебойное сообщение с Арменией, а перевозка грузов стоит недешево. Поэтому Москва продолжает искать другие транспортные коридоры.

Чтобы наладить сухопутное сообщение с Арменией, Москва уже не первый год прощупывает почву в отношениях с Тбилиси, а также ведет кулуарные переговоры в Абхазии и Южной Осетии.

Первой попыткой в этом направлении стала реанимация абхазского участка Закавказской железной дороги. В 2008 году Россия выдала Абхазии кредит на 2 млрд рублей на восстановление дороги, а восстановительными работами занялось ОАО РЖД. Ходили упорные слухи, что Абхазия вообще передала свою железную дорогу в аренду РЖД на десять лет, но официально ни одна сторона их не подтвердила. Напомним, что участок железной дороги между Псоу и Зугдиди был разобран сразу после грузино-абхазской войны в начале 90-х. Сейчас железнодорожное полотно восстановлено, из Псоу до Очамчиры ходят электрички. Не работает дорога только в Гальском районе, пограничном с Грузией. Несмотря на огромные средства, вложенные в ремонт, прибыли от железной дороги нет, а Абхазия вынуждена выплачивать проценты по российскому кредиту. Открытие железнодорожного транзита быстро окупило бы расходы по кредиту, но у Сухума и Тбилиси в этом вопросе непреодолимые противоречия. И сторонники власти, и представители оппозиции в Абхазии говорят: если железная дорога будет реанимирована, то исключительно для транзита грузов, грузинские граждане ею пользоваться не должны. Недавно депутат нового абхазского парламента Левон Галустян заявил, что Абхазия заинтересована в возобновлении железнодорожного сообщения, если будет самостоятельной стороной переговоров.

Позиция Грузии категорична: если России нужна эта дорога, то пусть учитывает грузинские интересы. Суть грузинских интересов "Власти" прокомментировал депутат от партии "Европейская Грузия" Серги Капанадзе, ранее работавший в грузинском МИДе и участвовавший в переговорах в рамках женевского формата: "Если грузинские граждане не смогут пользоваться этой железной дорогой, то зачем нам ее открывать?" Кроме этого Тбилиси готов говорить с Москвой, но отказывается вести переговоры с Абхазией.

Несколько лет назад, когда в Грузии сменилась власть, об открытии железной дороги через Абхазию заговорили с новой порцией энтузиазма. В 2013 году лидер победившей на парламентских выборах партии "Грузинская мечта" Бидзина Иванишвили сообщил, что эта железная дорога имеет большую важность для региона и Грузии. А в 2014 году тогдашний глава РЖД Владимир Якунин заявил в Ереване: "Наша компания в настоящее время должна сосредоточиться на вопросе открытия железнодорожного сообщения с Арменией через Абхазию и Грузию". Говорили об этом во время визитов в Тбилиси и первые лица Армении. "Мы хотим, чтобы эта дорога начала действовать. Для нас это имеет жизненное значение",— сказал во время визита в Тбилиси в 2014 году президент Армении Серж Саргсян телеканалу "Рустави-2".

Однако вместе с ростом в Грузии протестных настроений и укреплением оппозиции грузинскому правительству становилось все труднее договариваться о чем-либо с Москвой.

В феврале этого года в региональных СМИ появилась серия публикаций о возможной реанимации абхазской железной дороги, что вызвало резкую отповедь грузинской оппозиции. Официальный представитель партии "Единое национальное движение" Ника Руруа заявил, что возобновление железнодорожного сообщения между Россией и Грузией является "предательством национальных интересов" и "недопустимо": "Это нанесет смертельную рану территориальной целостности Грузии, исключит возвращение вынужденно перемещенных лиц, сохранение нашей политики непризнания и восстановление суверенитета Грузии". Властям тут же пришлось опровергать предположения СМИ: спецпредставитель правительства Грузии по связям с Россией Зураб Абашидзе заявил, что "правительство Грузии нигде и ни с кем не ведет переговоров по вопросу абхазской железной дороги", а вице-премьер Каха Каладзе сообщил, что "в правительстве даже не было обсуждения этого вопроса".

Дорога покажетПереговоры по абхазскому участку Закавказской железной дороги за последние десять лет возобновлялись несколько раз, однако до сих пор ни к чему так и не привели.

И сегодня Россия и Армения рассчитывают на новый проект, который позволит расширить сухопутное сообщение. Речь идет о замороженных транспортных коридорах через Южную Осетию и Абхазию: Транскавказской магистрали, которая проходит через Северную Осетию, российский пограничный пункт в Нижнем Зарамаге, Южную Осетию и Грузию, и автомагистрали Сочи--Зугдиди. После грузино-российской войны 2008 года и признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии транзит по этим маршрутам был полностью закрыт по решению Грузии.

В ноябре 2011 года в Швейцарии было подписано соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Грузии об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами. Этот документ стал результатом переговоров о вступлении России в ВТО, чему Тбилиси долго сопротивлялся, мотивируя свой протест невозможностью обеспечить прозрачное прохождение грузов через Южную Осетию и Абхазию.

По условиям договора Москва и Тбилиси должны пригласить международного посредника — частную швейцарскую фирму SGS, инспекторы которой будут контролировать входящие в Южную Осетию и Абхазию грузы и маркировать их.

"ВТО требовало, чтобы между государствами-членами была торговля на равноправных условиях,— поясняет Серги Капанадзе,— а мы говорили, что не знаем, что будет ввозиться на эти территории. И раз с юридической точки зрения мы туда не можем попасть, значит, кто-то должен там контролировать эти грузы. Соглашение было подписано, но с 2011 года оно не исполнялось, поэтому коридоры были закрыты".

Как только соглашение будет реализовано и на входах в коридоры появятся швейцарские инспекторы, границы могут открыться и для транзита, и для торговли. "Это воображаемые коридоры, которые обозначены GPS-координатами,— поясняет Капанадзе.— Один начинается чуть севернее реки Псоу и заканчивается чуть севернее города Зугдиди, второй начинается чуть севернее Рокского тоннеля и заканчивается чуть севернее Гори. Эти коридоры находятся на конфликтных территориях, и все грузы, что туда входят с обеих сторон, подлежат мониторингу. Система мониторинга включает в себя и физическое присутствие инспекторов, и создание электронной базы данных".

Седьмого февраля на переговорах в Праге замминистра иностранных дел России Григорий Карасин и спецпредставитель правительства Грузии по связям с Россией Зураб Абашидзе договорились о реализации соглашения от 2011 года о транспортных коридорах. Господин Карасин сообщил, что в ближайшее время будут определены места расположения таможенных пунктов, где должны находиться инспекторы, после чего представители России и Грузии должны будут подписать отдельное соглашение с швейцарской фирмой--посредником. Григорий Карасин также отметил, что отношения между Россией и Грузией могли бы развиваться динамичнее, и сообщил, что в 2016 году гражданам Грузии было выдано 40 тыс. российских виз, тогда как в 2015-м — только 25 тыс. "Наш основной принцип в этих контактах заключается в поиске тех решений, которые сейчас реалистичны,— заявил дипломат.— Мы, естественно, исходим из того, что итоги 2016 года вселяют определенную надежду на то, что наши отношения будут развиваться и дальше. Взаимная торговля выросла на 17%, достигла $800 млн".

"Я думаю, раньше России было невыгодно исполнять это соглашение,— комментирует Серги Капанадзе,— на эти территории заводились военные базы. Сейчас ситуация, видимо, изменилась, России нужен транзит, но он невозможен без выполнения условий этого соглашения".

«Если они хотят заинтересовать нашу республику, они должны начать переговоры непосредственно с нами»

Следствием длительного разрыва дипломатических и экономических отношений между Россией и Грузией стало то, что Тбилиси стремительно выходит из зоны российского влияния. В 2014 году вступило в силу соглашение о свободной торговле между Грузией и Евросоюзом, в 2016-м — соглашение об ассоциации с ЕС, а в марте этого года — соглашение между Грузией и странами ЕС о безвизовом режиме. Грузинский министр по евроинтеграции Виктор Долидзе так объясняет приоритеты своей страны: "Рынок Евросоюза — это 500 млн потребителей. Российский рынок, например, это только 150 млн". Интенсивно развивается и сотрудничество Грузии и НАТО, представители альянса регулярно заявляют о том, что Грузия непременно вступит в эту организацию.

У Москвы остается все меньше рычагов влияния на Грузию, и даже если Россия отменит визовый режим для грузинских граждан, это уже не будет иметь того эффекта, который имело бы еще пару лет назад.

При этом заинтересованность Москвы в развитии отношений с Грузией сейчас крайне высока. Так что делать Южную Осетию российским субъектом и окончательно разрывать отношения с важным региональным партнером Москва скорее всего не будет.

Очевидно, что и Абхазию, и Южную Осетию уже в ближайшее время ждут серьезные перемены. "Транзит через Южную Осетию обсуждают, повестка формируется, и не думать об этом мы уже не имеем права",— говорит Дина Алборова. Лидер партии "Новая Осетия" и советник президента Южной Осетии Давид Санакоев полагает, что власти республики должны отстаивать интересы Южной Осетии в переговорах по этому вопросу: "Пока с руководством нашей республики никто переговоров по транзиту не вел. Мы знаем, что есть много заинтересованных в транзите сторон, но, как бы наши партнеры или контрпартнеры ни пытались решить этот вопрос за нашей спиной, у них ничего не получится без учета нашего мнения. Если они хотят заинтересовать нашу республику, они должны начать переговоры непосредственно с нами. В рамках ВТО Россия и Грузия договорились о пропускных пунктах на своих территориях, но нет механизма, который мог бы регулировать проезд транспорта и провоз грузов через нашу территорию. Кто будет обеспечивать безопасность? За это может быть ответственно только наше государство".

По мнению Дины Алборовой, переговоры по транзиту могут начаться в ближайшее время, и Южной Осетии нужно определиться с позицией:

Южная Осетия обычно не противопоставляет свои интересы российским. И рано или поздно эту дорогу откроют.

Но важно, чтобы для нас это было выгодно. Трасса проходит через центр нашей республики, через Цхинвал, и если мы ничего, кроме испорченной экологии, от этой дороги не получим, соглашаться нельзя. А если этот транзит будет пополнять наш бюджет, если это будет способствовать развитию нашего бизнеса, то, конечно, есть смысл обсуждать этот вопрос".

Гораздо сложнее Москве будет добиться согласия на транзит у абхазской стороны. В результате парламентских выборов, которые прошли в марте этого года в этой республике, в законодательный орган вошло десять оппозиционных депутатов и четыре независимых (всего в парламенте 35 мест). Этих политиков в республике считают национально ориентированными и достаточно свободными от влияния Москвы. Кроме того, и само абхазское общество более свободно от такого влияния. Например, московские чиновники до сих пор не добились принятия абхазским парламентом закона, разрешающего продажу недвижимости иностранным гражданам (в первую очередь россиянам). Российские чиновники уже несколько лет ведут кулуарные переговоры в Сухуме по этому вопросу, в прошлом году вопрос даже выносили на парламентские слушания, однако в итоге депутаты ввели мораторий на любые законопроекты, касающиеся продажи недвижимости. "Идею закона, разрешающего продажу недвижимости, продвигала администрация президента РФ, но парламент его не принял, потому что этот закон открывал все шлюзы и никак не защищал наших граждан,— рассказывает известный общественный деятель, бывший депутат парламента, сопредседатель общественной организации "Наш дом — Абхазия" Алхас Тхагушев.— В итоге парламент принял постановление о том, что сначала нужно провести инвентаризацию собственности, оформить земельный кадастр, выяснить, кому принадлежат руины зданий, которые нельзя даже разбирать. Потом нужно определить градостроительный план — где можно строить, где нельзя. И только после этого мы можем вернуться к обсуждению законопроекта, разрешающего продажу жилья в новостройках. О продаже вторичного жилья речь вообще не идет. Мы должны защищать интересы своих граждан".

В отличие от проблемы с недвижимостью, в которой абхазы видят лишь частные интересы российских элит, транзит через Абхазию, по словам Тхагушева, является более серьезной проблемой: "Здесь нам в принципе понятен интерес нашего стратегического партнера. Поэтому, если будут учтены интересы нашей стороны, мы, наверное, могли бы это обсуждать. Но я не уверен, что все снова не упрется в позицию Грузии. В переговорах по железной дороге Грузия категорически не хотела видеть Абхазию одним из участников процесса. Но выйти из переговоров, в которых обсуждались грузоперевозки по нашей территории, для нас было немыслимо. Кто обеспечивал бы безопасность этих грузов на территории Абхазии? То же самое касается и автомобильного транзита: груз будет проходить по территории Абхазии, кто будет заниматься безопасностью грузов? В Гальском районе вдоль границы ситуация нестабильная. К тому же большой грузопоток затрагивает и нашу безопасность. Решить этот вопрос без Абхазии невозможно. Несомненно, транзит экономически выгоден и Грузии, и Абхазии, ведь он существенно пополняет бюджеты. Но, к сожалению, в Тбилиси пока не смогли деполитизировать экономические отношения с соседями. Если бы Грузия нашла в себе силы и пошла на компромисс, то и для Абхазии этот транзит был бы интересен".

18-19 апреля Сухум посетит глава МИД России Сергей Лавров. Это третий его визит после признания Россией абхазской независимости.

Эксперты сомневаются, что целью Лаврова является лишь присутствие на открытии "нового комплекса зданий российского посольства", как об этом сообщает МИД.

Скорее всего, российскому дипломату придется откровенно поговорить с партнерами о сути стратегических интересов России в этой части света.


Ольга Алленова, «Коммерсант»

Самое читаемое